понеділок, 7 березня 2016 р.

Легенда о Белой Пани Подгорецкого замка



Трудно объяснить, почему, путешествуя по красивенькой Европе, созерцая её ухоженные памятники, остаёшься эмоционально равнодушным, просто отмечаешь: я здесь был, посмотрел и поехал дальше. А вот приедешь иной раз к нашему запущенному развалившемуся замку – и не отпускает тебя это место, и душу твою волнует, и ночами видится, и написать о нём просит.  Так случилось со мной после встречи с Подгорецким замком, наверное, одним из самых неухоженных и разрушенных замков Львовщины, но в то же время – самым захватывающим дух и волнующим воображение путешественника.

Совсем немного истории: замок строили по заказу коронного гетмана Станислава Конецпольского. Строительство велось на протяжении 1635—1640 годов.Специалисты считают это место одним из лучших в Европе образцов сочетания ренессансного дворца с бастионными укреплениями. Часто Подгорецкий замок называют украинским Версалем.

Но недолго длился период расцвета замка. Во время освободительной войны под командованием Богдана Хмельницкого, Подгорецкий замок был серьёзно поврежден.  И лишь в 1656 году начинается восстановление замка, но при этом он переходит в качестве подарка к Яну III Собесскому. Из-за сильных разрушений реставрация замка продолжалась до 1680 года. Но долго простоять красивым и ухоженным ему помешало нападение татар, во время которого Подгорецкий замок снова пострадал. Устав от бесконечных реставраций, Собесские продают замковый комплекс вместе с окружающими селами, Станиславу Жевускому. 

После этого начался новый период в жизни Подгорецкого замка – период пышных празднеств, пиров, фейерверков и парадов. В 1728 году сын Станислава Жевуского Вацлав начинает масштабную реконструкцию замкового комплекса, при этом превращая двухэтажное здание в величественный трехэтажный дворец. Преобразилось и внутреннее убранство замка. Он наполнился старинной мебелью, ценными вещами из Олесского замка, огромной коллекцией ценных картин, книг и старинного оружия. Во время различных празднеств за стенами Подгорецкого замка звучит собственный оркестр, по аллеям парка проходят пышные военные парады, а вечерами многочисленных гостей радуют роскошные фейерверки.

Спустя четверть века после генеральной реконструкции 1728 года напротив въездной арки было начато сооружение призамкового костела св. Иосифа, задуманного в качестве усыпальницы хозяина Подгорцев.

Связующим звеном между замком и костелом стала трехсотметровая липовая аллея, по бокам на высоких колонах установлены скульптуры св. Иосифа и Богоматери с маленьким Иисусом на руках. 

Продолжался этот этап в жизни Подгорецкого замка до 1787 год, когда замковый комплекс вместе с близлежащими селами выкупил после смерти Вацлава его сын Северин Жевуский.
Вот с его-то именем и связана самая таинственная и захватывающая из всех многочисленных легенд Подгорецкого замка – легенда о Белой Пани. Не нужно искать в моей трактовке этой легенды исторической правдивости и точности, такой она мне привиделась однажды, КОГДА

... скрылось усталое солнце ещё до заката, серое небо опускалось на землю, грозя затопить всё волнами сумерек, разъехались автобусы с туристами, опустели палатки с сувенирами и разной снедью, ни души на широкой аллее, и ТОГДА

...тьма выползла из развалин костёла, попробовала дотянуться до статуй святых на фронтоне, опала широкими рукавами призрачных одежд и потянулась к замку, минуя  застывшее отчаяние Богоматери и святого Иосифа, простирающих руки к Богу с высоты колонн (как страшно и тоскливо оказаться между Небом и Землёй!), запустила свои костлявые пальцы в пустые глазницы выбитых окон, затушевала мраком облупленные стены, приоткрыла покосившуюся дверь главного входа, к КОТОРОМУ

...ясным днём подъехала роскошная, запряженная шестёркой лоснящихся, в богатой упряжи лошадей,  карета графа Северина Жевуского, нового владельца Подгорецкого замка. Вся замковая челядь собралась возле ворот, пришли даже крестьяне из окрестных деревень – посмотреть на своего нового хозяина. Вышел из кареты граф – глянул на склонившуюся толпу – и словно ледяной ветер пронёсся от мрачного взгляда  ясновельможного пана, но вот, словно весеннее дыхание растопило ледяную стужу, – то вслед за Северином Жевуским ступила на Подгорецкую землю его молодая жена Мария, или, как ласково называли её дома, - Марушка. И от её ласковой улыбки и доброго взгляда ярче засияло солнце, заулыбались в ответ люди, возглас восхищения пронёсся над толпой: «Пресветлая пани! Милосердная пани!»   

И не ошиблись люди: доброй и милосердной оказалась их госпожа, помогала нищим и убогим, лечила больных, а то и улыбкой и добрым словом одарит – и словно душу согреет, а что больше всего любила одеваться в белые платья, то и прозвали её «Белая Пани». А вот с хозяином не повезло, так не повезло: то мрачен и нелюдим был граф Северин, надолго спускался в мрачное сырое и холодное подземелье, то вдруг созывал гостей со всей округи – и роскошные пиры сменяли дикую охоту. Но самое страшное, что слухи, кровь леденящие поползли о графе, мол, чёрный колдун он, а в подземелье у него снадобья варятся  колдовские, а тут ещё и молодые девушки из окрестных сёл пропадать бесследно стали – не иначе дело рук пана. Конечно, у страха глаза велики, но правдой было то, что, обучаясь в Вене, увлёкся Северин алхимией, да так, что ни о чём другом и думать не мог, как только о том, как в золото превращать металлы и как изобрести эликсир вечной молодости и бессмертия, а в подземелье замка он устроил алхимическую лабораторию. 

Проходили годы, дела графа шли всё хуже и хуже – золота получить не удавалось, а содержание замка требовало больших расходов, с эликсиром молодости – и того прискорбнее: почернел граф, глубокие морщины избороздили его хмурое лицо, высохли и пожелтели руки, будто все силы высосали его опыты в холодном и сыром подземелье. А вот над женой его, Марией, казалось, не властны были годы – всё такой же молодой прекрасной оставалась Белая Пани. И мрачная ревность терзала Северина, когда он видел, какими восхищёнными взглядами провожают Марию молодые вельможные паны, как склоняются над её рукой, пытаются заглянуть в её ясные очи. Но не от большой любви ревновал супругу свою граф, да и любить Северин не был способен, женился из-за большого приданого, которое дали за Марией её родители, а страшная зависть пожирала его сердце. А ещё закралось подозрение, что графине известен секрет напитка вечной молодости, но не желает она поделиться им с мужем. 

И вот как-то глубокой ночью приказал граф своим пахолкам схватить графиню и тайно привести в подземелье. Стал выпытывать Северин тайну молодости супруги, грозя ей страшными мучениями. Удивилась Мария: нет здесь никакой тайны – любить надо мир и людей, дарить свою доброту и участие другим – и тебе воздастся сторицею. Да уж как мог граф понять это и поверить, что всё так просто и нет никакого колдовского зелья?! Приказал граф прислужникам отвести Марию в самое дальнее подземелье и замуровать живой в стене. Содрогнулась графиня от такого ужаса и прокляла она весь род мучителя своего: «Сколько ступеней я пройду к месту моей жуткой казни, пусть через столько род твой угаснет». Ступенек было четыре, и через четыре поколения угас род Жевуских.

А с той поры в день смерти графини, стали люди видеть призрак Белой Пани – женщины, одетой в белое длинное платье. Бродит призрак вокруг замка, и странные звуки разносятся по пустынным окрестностям, отдаваясь эхом в руинах костёла, то ли песня и смех слышится – радуется графиня упадку и разрушению, то ли рыдания – оплакивает госпожа Подгорецкого замка свою страшную безвременную гибель.

Манит своим величием этот дворец, не отпускает своей таинственностью. А ведь зовется он "Галицкий Версаль" и сам Петр 1 приезжал сюда и восхищался этой красотой и архитектурой строений. Система прекрасных фонтанов в Петергофе была им позаимствована именно отсюда, из жемчужины Львовского края - Подгорецкого замка)

Немає коментарів:

Дописати коментар