неділя, 29 березня 2015 р.

Рукописи не горят...




   Рукописи не горят!- эту известную булгаковскую фразу знают все, но не многие знают, что за ней стоит: как-то ускользнуло пока от комментаторов. А дело было так:
  Испания, инквизиция, 15 век, и жгут колдунов и не колдунов, блюдут чистоту веры. И приходят святые инквизиторы к одному учёному и выгребают у него все свитки и пергамент, устраивают костёр до небес и пусть, мол, радуется, что жгут не его самого, а горят только его книги... Площадь, толпа, пламя, искры, палач горящие листы ворошит. И пригнанные евреи стоят у помоста, принимают назидательный урок. И просветлённый седой учёный, окружённый учениками, отрешённо смотрит на огонь, беззвучно шепчет и улыбается иногда. Один из учеников, не выдержав, спрашивает его:
- Учитель, чему вы улыбаетесь? Ведь горят ваши рукописи, весь смысл и труд вашей жизни?
На что тот отвечает:
- Рукописи не горят! горит бумага, а слова возвращаются к Богу!
 Очевидно, Михаил Булгаков знал эту историю и странным образом вложил её в уста своему отрицательному герою Воланду. А может не такой уж он и отрицательный? Просто по-другому смотрящий на мир и людей в нём? Но это уже тема отдельной статьи...

середа, 11 березня 2015 р.

Пока мы живы можно всё исправить...



Пока мы живы, можно всё исправить, 
Всё осознать, раскаяться, простить, 
Врагам не мстить, любимым не лукавить, 
Друзей, что оттолкнули, возвратить. 

Пока мы живы , можно оглянуться, 
Увидеть путь, с которого сошли, 
От страшных снов очнувшись, оттолкнуться 
От пропасти, к которой подошли. 

Пока мы живы... Многие ль сумели 
Остановить любимых, что ушли? 
Мы их простить при жизни не успели, 
И попросить прощенья не смогли... 

Когда они уходят в тишину, 
Туда, откуда точно нет возврата, 
Порой хватает нескольких минут 
Понять - о, Боже, как мы виноваты! 

И фото - чёрно-белое кино. 
Усталые глаза - знакомым взглядом. 
Они уже простили нас давно 
За то, что слишком редко были рядом, 

За не звонки , не встречи, не тепло. 
Не лица перед нами, просто тени... 
А сколько было сказано "не то", 
И не о том, и фразами не теми... 

Тугая боль, - вины последний штрих, - 
Скребёт, изводит холодом по коже. 
За всё, что мы не сделали для них, 
Они прощают. Мы себя - не можем.